С чего начать знакомство с бродским

Ответы@arishota.tk: Решила, что нужно почитать Бродского. Не подскажите: с чего лучше начинать?

с чего начать знакомство с бродским

начните с фильмов Хржановского о Бродском "Полтора кота" и " Сентиментальное путешествие, или Полторы комнаты" (в них звучат. Бродский был как поэтом, так и эссеистом, следовательно, вопрос: "начать знакомство с прозой или поэзией?". Если вам близка поэзия, то советую. Глеб Морев: Разговор об издании Бродского в «Библиотеке поэта» поневоле хочется начать, пародируя синтаксис Ленина: книга.

И его не хватило. Опуская веки, я вижу край ткани и локоть в момент изгиба. Местность, где я нахожусь, есть рай, ибо рай — это место бессилья. Ибо это одна из таких планет, где перспективы. Тронь своим пальцем конец пера, угол стола: Там, где вещь остра, там и находится рай предмета; рай, достижимый при жизни лишь тем, что вещь не продлишь.

Как начать разговор. 5 ЧУМОВЫХ советов, чтобы начать разговор

Местность, где я нахожусь, есть пик как бы горы. Дальше — воздух, Хронос. Сохрани эту речь; ибо рай — тупик. Мыс, вдающийся в море. Можно сказать лишь, который час. Это сказав, за движеньем стрелки тут остается следить. И глаз тонет беззвучно в лице тарелки, ибо часы, чтоб в раю уют не нарушать, не бьют. То, чего нету, умножь на два: Впрочем, поскольку они — слова, цифры тут значат не больше жеста, в воздухе тающего без следа, словно кусочек льда. От великих вещей остаются слова языка, свобода в очертаньях деревьев, цепкие цифры года; также — тело в виду океана в бумажной шляпе.

Как хорошее зеркало, тело стоит во тьме: Восточный конец Империи погружается в ночь — по горло. Пара раковин внемлет улиткам его глагола: Это развивает связки, но гасит взгляд.

Ибо в чистом времени нет преград, порождающих эхо.

с чего начать знакомство с бродским

Только если, вздохнувши, лечь на спину, можно направить сухую речь вверх — в направленье исконно немых губерний. Только мысль о себе и о большой стране вас бросает в ночи от стены к стене, на манер колыбельной. В этом смысле — спи. Спи, как спят только те, кто сделал свое пи-пи. Страны путают карты, привыкнув к чужим широтам.

На пороге стоит треска.

с чего начать знакомство с бродским

Просит пить, естественно, ради Бога. Не отпустишь прохожего без куска. И дорогу покажешь. Но он нарушал это правило не оттого, что не признавал законов, напротив, считал законы величайшим достижением человеческого сознания, необходимостью, только и способной сдерживать несовершенную натуру человека, не унижая при том в человеке человека; нарушал потому, что ему было трудно говорить без сигареты.

C’est la vie. Мемуары о Бродском

А говорить - это думать. А думать в рамках он не. Пожалуй, главное в Бродском - так я это поняла и увидела - это совершенно естественное и абсолютное чувство собственной свободы. Он и Америку любил за простор и страсть к перемещению.

В Европе ему было тесно - она для него была слишком скученная, как клетка. Но Италию обожал - за это самое прошлое. А, может быть, потому, что там нашел себе жену - красивую, истонченно-бледную русскую княжну. Она родила ему девочку, Анну Марию, которой сейчас два с половиной года.

ИОСИФ БРОДСКИЙ: ЖИТЬ ПРОСТО…

Мне кажется, что если Бродский кому-то и принадлежит, так вот этой своей девочке. Вообще, он был человеком Вселенной, и просто так случилось, что жил и умер на Земле.

Советская власть пыталась посадить его в клетку - отсюда все его диссидентство. Он сопротивлялся не потому, что был борцом или политиком - просто жить в клетке для него было противоестественным, невозможным - он таким родился.

В конце февраля ему должны были делать еще одну операцию на открытом сердце - две он уже пережил. Собирались еще осенью, но он все откладывал. Может быть потому, что боялся умереть не дома. Может быть потому, что знал, что шансов и с операцией, и без нее.

с чего начать знакомство с бродским

Может быть, потому, что не хотел умереть, обвитый проводами и привязанный ими к разным умным машинам, помогающим дышать и качать кровь. Он умер во сне. Во сне люди летают. Мы говорили с ни несколько. Однажды, еще в доме, который он снимал в богемном нью-йоркском квартале Гринвич Виллидж, просидели несколько часов перед магнитофоном. Но потом пленка, пройдя через границы и таможни, странным образом стала шуметь, и у меня ушли многие месяцы, чтобы хотя бы часть ее расшифровать.

Слава Богу, мне хватило тогда ума не полагаться на магнитофон, но параллельно записывать все в блокнот. Из этих бесед и сложилось это интервью - не интервью, а некая мозаика размышлений Иосифа Бродского о себе, о России, об Отечестве.

О СЕБЕ Я ничего не придумываю, так было, наш последний разговор начался с этой его строчки, написанной давно, еще в России: Где вы живете, определяется частотой возвращения в одну точку - не более того, все остальное - фиктивные понятия. Для меня такое место уже много лет - эта улица в Гринвич Виллидж. В этом смысле я американец. Но есть и в других странах - например, в Италии, места, куда я люблю и хочу возвращаться.

Потому - "ни страны, ни погоста".

Иосиф Бродский: greatest hits

Но мне хватает здравого смысла остановиться. Ведь это теперь уже другое государство, чем то, в котором я родился.

с чего начать знакомство с бродским

Я по-прежнему думаю об этой стране в категориях Союза, не России, с этой страной меня связывает только прошлое. Прошлое, которое дало мне абсолютно все, дало понимание жизни. Россия - это совершенно поразительная экзистенциальная лаборатория, в которой человек сведен до минимума, и потому ты видишь, чего он стоит. Но возвратиться в прошлое нельзя и не. У человека только одна жизнь, и когда справедливость торжествует на тридцать или сорок лет позже, чем хотелось бы, - человек уже не может этим воспользоваться.